Пятница, 22.09.2017, 12:53
Приветствую Вас, Гость
Николай Ильич Марихин - писатель из Белой Холуницы. Прочитайте его произведения:

Будто в сказке

В лес я вошел, будто в детскую сказку.
Высокие деревья «держали осень над землей». И она бросала мне под ноги осиновые листья. И шла – гордая, независимая… И смотрела на деревья: все ли они почитают её?..
Но вот что-то в ней изменилось. Махнула ветерком: и лес зашумел-запел, закряхтел, стряхивая разноцветную листву, и листья – словно в вальсе! – закружились…
Эх, осень-осень, не поспешила ли ты сделать что-то раньше времени?.. Напустить заморозки, снегопады…
Я зачерпнул в ладони густо настоянный на листве воздух и… «выпил» всё полной грудью. прощай краса-осень!

Дождь-умывальник

В начале осени дожди шли часто. людям это не нравилось: как и картошку убирать?..
Зато охотно расправляла свои зеленые широкие листья капуста: она спешила набрать впрок чистой водицы… Рады были ему и свекла, морковь: им тоже хотелось вдоволь напиться живительной влаги…
И береза, стоящая возле дома, подставляла под дождь желтые ветви-пряди – умывалась…
И две ёлочки у дороги вытягивали мохнатые лапки-руки: эх, брызнуть в «лицо»!..
И дождь был щедр. Надо успеть помыть-напоить всех, пока не превратился в снежинки…

Летняя осень

С давних времен люди помнят примету: «на покров до обеда осень, а после обеда зима». Но бывает и не так.
Как-то в первый день после Покрова я был в деревне Подгорное. Тепло стояло с утра. Даже комары толклись: редкими клубочками вились возле калины, то поднимались, то опускались над кустом…
Южный ветер слегка покачивал рябины, черемухи. Изредка моросил дождик, и крыши успевали обсыхать.
Я радовался теплу, и птицы – вместе со мной.
На ближней березе пели два скворца. Видать, только что прилетели – и поют-распевают по-весеннему – заслушаешься. Откуда прибыли? Долго ли у нас пробудут? Или напоются от души и… прощай, родина?..
Расчирикались и два воробья. Сидят на охлупне избы и… изображают из себя певцов. Да, пожалуй, и неплохо получается… Поют – и ведать не ведают, что кот Тимка давно приглядывается к ним: как бы схватить… Не приструни я его вовремя, один из воробьишков мог бы поплатиться жизнью.
А вот на большом поле возле лесного косогора «булькал-поуркивал» тетерев. Как весной! Ну и косач! Знать, радовался тоже теплому деньку, летней осени, и, может, вспоминал майскую весну…
стайка чечеток, шумно щебеча, быстро пролетела над огородом и удалилась в сторону ближнего перелеска. Чечетки, как и воробьи, станут зимовать у нас. Корма для них предостаточно: на зарастающих полях с избытком сорной травы – мари белой, чернобыльника, лопуха… Да и на березах сережек полно: ешь не хочу.
В другом конце деревни «пировали» дрозды-рябинники. Квохтанье-щебетанье не умолкало ни на минуту. Уже не первый день там они веселятся. Радешеньки богатому урожаю рябин.
Вдруг дрозды зашумели пуще прежнего и стали перемещаться по деревне в мою сторону. Видеть, кто-то их там спугнул. И вскоре я оказался в птичьем царстве. Дрозды перелетали с черемух на рябины, с рябин на провода, бегали по улице, по крышам домов и сараев… Шум-гам – окружили со всех сторон. Но близко ко мне ни приближались – осторожничали. Я стоял возле ограды и удивлялся такому птичьему нашествию. А ведь не покинут деревню, пока не обчистят все рябины.
А скворцы и воробьи продолжали петь…
Редчайший денечек осени.